Искусство
Арсений Плаксин
Автор музыки для постановок театра-студии «Грань», в спектакле «Манкурт» по Чингизу Айтматову предстал в двух ипостасях: композитора и исполнителя главной роли.

ПРОЦЕСС СОЗДАНИЯ МУЗЫКИ ДЛЯ СПЕКТАКЛЯ начинается с автора, будь то пьеса, или любой другой литературный материал. Режиссер дает его на прочтение и дальше начинается долгий процесс обмена впечатлениями. Мы делимся мыслями, ассоциациями, иногда они совпадают, иногда они разнятся, но мы всегда находимся в диалоге. И из этого диалога уже рождается некий образ музыки, определяется характер звучания, настроение и ее функция в спектакле.

РАЗНИЦА МЕЖДУ ОБЫЧНОЙ МУЗЫКОЙ И МУЗЫКОЙ ДЛЯ ТЕАТРА, по моему мнению, в том, что последняя не может существовать без театра. Внутри спектакля она взаимодействует с артистами, с текстом автора, со светом, сценографией, замыслом режиссера. Рождается полифония из всех этих элементов, и только вместе они несут художественную ценность. Это легко проверить. Иногда мне кажется, что то, что я написал, идеально подходит для той или иной сцены. Но только внутри сцены можно понять «туда» это, или мимо. Соответственно, отдельно воспринимать театральную музыку, вне контекста спектакля, иногда бессмысленно.

СИДЯ НА СТУДИИ, С ТЕКСТОМ, РАБОТАЯ НАД МУЗЫКОЙ, я, естественно, проигрываю сцены. И пытаюсь на чувственном уровне, представляя себя внутри сцены, понять, «работает» эта музыка, или нет. Будет она помогать артистам, эмоционально поддерживать их и давать им энергию, или нет. В общем, стараюсь писать музыку именно с позиции актера.

ОБЫЧНО, К СЧАСТЬЮ, МОЙ ЗАМЫСЕЛ СОВПАДАЕТ с желаниями режиссера, в частности, с Денисом Бокурадзе. Мы можем долго идти к чему-то, через конфликты, долгие обсуждения, и, когда мы начинаем разговаривать на одном языке, появляется этот баланс. К тому же, спектакли Дениса очень музыкальны. Это касается и речи актеров, и звуковой составляющей спектакля, и музыки. Поэтому цельное полотно, музыкальную партитуру спектакля мы выверяем и составляем вместе. Тогда и появляется это многоголосие между актерами, действием и музыкой.

ПРИ РАБОТЕ НАД «МАНКУРТОМ» мы с режиссером-постановщиком Виктором Трегубовым и хореографом Анастасией Шабровой отказались от конкретных этнических мотивов. Вместо этого старались найти ассоциацию на это, передать этнический характер этого произведения, используя не этнические инструменты и звуки. В принципе все ассоциации, которые превратились в музыку, были взяты исключительно из текста, а не от чего-то внешнего.

«МАНКУРТ» ДЛЯ МЕНЯ – это не только история о потере своих корней. Это лишение всего, причем принудительное, насильное. Из человека «вырвали» память, эмоции, душу, все то, что можно назвать личностью. Остается оболочка, которую сложно даже назвать человеком, бесконечная пустота, которую уже ничем не заполнить. Для меня – это самый большой страх, лишиться всего того, чего лишился Манкурт.

Текст: Талгат Мусагалиев.

Фото: Тимур Сафин.

Поделиться проектом:

Партнеры премии