Искусство
Юрий Бурлака
Заслуженный артист России после работы в Большом Театре занял должность главного балетмейстера САТОБ, и впервые за много лет привел его к номинации на Золотую Маску. При этом сам Юрий Петрович был дважды номинирован за лучшую работу Лучшая работа балетмейстера.

КОГДА Я РОДИЛСЯ, мой отец перешел из торгового морского флота в речной. Он плавал на туристическом судне «Москва – Астрахань» и нередко бывал Самаре. Мне часто попадаются мои детские фотографии у памятника Чапаеву возле драмтеатра – сейчас это вызывает улыбку. Никогда я не мог подумать, что однажды я окажусь здесь в театре неподалеку. Когда мне предложили место в Самаре, в Москве у меня все было хорошо: я работал в Большом театре, преподавал, ставил спектакли в России и мире. Я подумал: «А почему бы и нет?». Почему бы не вылезти из столицы в другое место, где ты окажешь пользу.

Я НИЧУТЬ НЕ ЖАЛЕЮ. Это театр с традициями, что я ценю и люблю, у него есть свое лицо. На мой взгляд – он недооценен. Здесь есть хорошие певцы, музыканты, артисты балета, но нужно заниматься пиаром. Сейчас время спортивное.

Я ВЫСТУПАЛ НА СЦЕНЕ И СЕЙЧАС НЕ СКУЧАЮ ПО ПРОШЛОМУ, наоборот – есть возможность больше воплотить. Когда ты артист, ты зависим от всего: что ты танцуешь, для кого, кто тобой руководит. Когда становишься балетмейстером, ты порой воплощаешь то, чего был сам лишен, на других и делаешь это с большим удовольствием, потому что твоя театральная карьера уже закончилась, и есть возможность помочь молодым коллегам, чтобы они стали лучше, интереснее. В определенном возрасте твоя потребность – это передать и отдать. Все наше искусство – оно на живой передаче того, чему тебя научили педагоги. На этой традиции все и держится испокон веков.

У НАС ПРОФЕССИЯ ШТУЧНАЯ. Балетмейстер – это совокупность собственного опыта, материала, хореографии, твоих мыслей и впечатлений от прочитанных книг, музыки, общения с людьми. Это как поэзия – нечто неосязаемое, которое приходит по совокупности различных качеств. Я-то вообще имею дело с отдельной полочкой в огромном шкафу работы балетмейстера. Кто-то должен заниматься сохранением старого, передачей традиций, тем более, что этому никто нигде не учит. С одной стороны, это моя личная потребность, с другой, это насущная необходимость.

Я НИКОГДА НЕ ГОВОРИЛ, что я возвращаю время вспять, я возвращаю только образ, чтобы зрители немного поняли про театр, который был раньше. А был он зрелищный, неспешный, не менее захватывающий, чем современные вещи. В «Эсмеральде» мне пришлось сделать большую исследовательскую работу. Это огромная многолетняя база, архивы, документы, живые люди, вспоминания – все собирается в одну историю, где ты копаешься и разбираешься.

В БОЛЬШОМ ТЕАТРЕ МНОГИЕ ВЕЩИ НЕ УСТРАИВАЛИ, и не было такой свободы, которой мне хотелось. Моей главной задачей было, чтобы меня вспоминали добрым словом и вахтеры, и мои коллеги, и педагоги. Приятно, что сейчас я прихожу в Большой, и меня радостно встречают. Значит, я прежде всего остался человеком, и это главное. Неважно, какую должность ты занимаешь и сколько людей в твоем подчинении. Туда прихожу с чистой совестью, и надеюсь, что, когда придет время, в этот театр буду идти также.

В САМАРУ Я ПРИЕХАЛ СОЗИДАТЬ и работать не на себя, а на тех людей и место, в котором сейчас нахожусь. Этому месту надо помочь? Да. Я могу это сделать? Да. Поэтому я здесь. Это разговор не про меня. Я должен помочь людям, которые начинают, продолжают и заканчивают театральную жизнь, сделать ее наиболее интересной. Я хочу, чтобы эти люди познакомились с разными балетмейстерами, чтобы им было комфортно и лучше жить. Это моя задача уже как руководителя.

Текст: Талгат Мусагалиев.

Фото: Тимур Сафин.

Поделиться проектом:

Партнеры премии